Главная » 2013 » Октябрь » 28 » Балийская сказка (с видеороликом)
16:17
Балийская сказка (с видеороликом)

 

   Сцена театра представляла собой небольшую круглую арену, как в цирке под открытым небом, вокруг которой стояло несколько рядов широких каменных ступеней, служивших одновременно проходом и сидениями. В этом храме языческой Мельпомены одновременно могло поместиться до полутысячи зрителей.

   Успели мы как раз вовремя, так как свободных мест уже не было, и многим пришлось сесть по-турецки у самой сцены. А поскольку сидеть на каменном полу, поджав ноги, целый час - ох, как нелегко, участь этих бедолаг была не завидна. Нам же достались пластмассовые стулья, приставленные дополнительно к основным ступеням-сидениям. Мы приготовили свои смартфоны, фотоаппарат и видеокамеру и, расположившись удобнее в ожидании начала действа, принялись разглядывать публику, представлявшую собой колоритный зрительский интернационал. Наверное, здесь точно были представители всех континентов планеты.

   В середине пустой сцены одиноко стоял огромный многорожковый канделябр, оказавшийся единственной декорацией сегодняшней постановки. К нему подошел брахман в белом одеянии, вылитый Махатма Ганди, и поджег фитили в каменных рожках. Едкий черный, керосиновый дым на миг накрыл сцену, расползаясь по рядам с людьми, но спасительный  ветерок почти сразу поднял его вверх, и зрители с облегчением вздохнули.

   Послышался гул мужских голосов и на сцену начали, по одному в ряд, забегать смуглокожие мужчины. На них были «камбены» в черно-белую шахматную клетку, отороченные красной каймой. Над ухом у каждого красовался алый цветок магнолии, который как я потом заметил, был на многих жителях острова, как элемент их бесконечных обрядов и ритуалов. Итак, эти полуголые арлекины, забегая, вставали рядами вокруг факела, махали над головой растопыренными пятернями, создавая, таким образом, подобие большого, живого костра. И почти все время спектакля они кричали «чак, кечак,  чак, чак, чак, кечак…» Эта монотонная скороговорка произносилась в разных интонациях и на разной скорости, напоминая  какое-то подобие музыкальной трещотки, и иногда прерывалась одиноким тягучим пением или монотонным отступлением какого-нибудь солиста.

   Наконец они сели по кругу, продолжая петь и махать руками. Иногда они наклонялись в разные стороны, словно камыши от ветра, иногда откидывались назад, словно отдыхая. На широкой спине одного, сидевшего ко мне спиной, «кечакца» красовалась большая красивая татуировка, как у японских якудз - в виде дракона, узоров и непонятных иероглифов.

    На сцену опять вышел Ганди в белом, держа в руках металлическую вазу, пожую на ведерко со льдом для бутылки шампанского. Он макал в нее кисточкой и метко стрелял какой-то белой жидкостью в каждого, вздрагивавшего при попадании в него, скомороха.

   Когда он закончил и вышел из круга, было так тихо, что был слышен шум океана. Драма, под названием балийский танец «Кечак», являющийся одновременно эпической «Обезьяньей песней Рамаяны», начался…

   Вкратце, история выглядит примерно так.

   Прекрасная Принцесса, гуляя и кокетничая с Принцем в лесу, увидела Золотого Оленя, оказавшегося заколдованным подручным Злого Короля. Этот монарх, пораженный красотой Принцессы, вознамерился ее похитить.

    Жеманница попросила Принца поймать этого желтого скачущего попрыгунчика и тот, увлеченный охотой, потерял из виду свою ненаглядную.

   В это время Злой Король, подкравшись к красавице, попытался схватить ее. Последовавшая сцена борьбы напрягла атмосферу театра, словно натянутое сари в руках жертвы с одной стороны и властной руки негодяя с другой. После долгого и упорного сопротивления, злыдень утащил ее на плечах в свое царство.

   На крики несчастной о помощи прилетела птица Гаруда, похожая на огромного петушка, но в сражении, Король смог победить ее, переломав мечом крылья бедного пернатого.

   Тем временем, Принц, безутешный в поисках потерявшейся Принцессы, встречает Белую Обезьяну. Он дает ей свое кольцо и просит найти его возлюбленную.

   Отыскав дворец недоброго Короля, Обезьяна  застает в нем плачущую невольницу и, вручив ей кольцо, дает тем самым понять, что она пришла к ней на помощь.

   Далее эта большая  белая хулиганка устраивает погром во дворце, но слуги Короля схватывают ее, связывают и сжигают на огромном костре.

   Но словно птица Феникс, Белая Обезьяна восстает из пепла (попутно затаптывая босыми ногами настоящий тлеющий хворост).

   Происходит последняя эпическая битва и поверженного Короля-насильника уносят с поля брани.

   Принц и Принцесса радостно заключают друг друга в объятия…

   Happy End...

   Занавес…

   Своеобразно выражали свои эмоции актеры – Принц, Принцесса и Олень (на остальных были маски). На почти неподвижном лице, как у актеров японского театра Кабуки, все их эмоции выражали глаза. Суживаясь в улыбающиеся щелочки, они могли мгновенно расширяться до невероятных размеров, выражая удивление или испуг. Движения танцоров напоминали традиционные танцы разных народов Востока – неспешные и плавные.

   А Белая Обезьяна произвела настоящий фурор среди зрителей. Она то залезала на шею какому-нибудь мужчине, и начинала гладить его по блестевшей лысине, то отнимала телефон у, зазевавшийся туристки, и убегала, даже не собираясь его возвращать, который, кстати, вернули только в конце представления (представляете, что, чувствовала все это время потерпевшая). Иногда она разваливалась на чьих-то коленях и играла с вещами зрителей, а пару раз даже умудрилась нагло ткнуть пощечины смущенно улыбающимся зрителям. А если учесть, что в костюме и с огромной маской на голове, Обезьяна была немаленького размера, то людям, на которых она залазила, уж точно, было совсем нелегко.

   Такое вот было юмористическое дополнение к главному действу, происходившему на сцене. Все актеры, кстати, были босы, что еще больше подчеркивало древность и экзотичность зрелища.

   Неестественны были лица некоторых «хористов». При бесконечном повторении «чак-кечак», глаза у некоторых закатывались, и было такое ощущение, что они впали в наркотический транс или медитационную нирвану. Сразу вспомнились их изображения в холле нашей гостиницы. Укуренные...

   По окончании спектакля по довольным лицам зрителей, я решил, что представление в основном всем понравилось. Но, конечно, были среди них и откровенно скучающие физиономии. А одна семья вообще бесцеремонно ушла на середине спектакля.

   Это очень самобытный и не всегда понятный фольклор. Особенно он будет малопонятен зрителю, привыкшему к европейским театральным подмосткам, и покажется по-детски наивным и слишком простоватым. Но надо понимать, что, во-первых, это другая культура, другой взгляд на мир искусства, а во-вторых, все-таки это архаичная постановка, дошедшая до наших дней из глубины веков в почти неизменном виде.

   Что до меня то, к сожалению, я, как раз таки, был не совсем готов к тому, что увижу на сцене, а бесконечный треск «чак-кечак» даже немного раздражающе действовал на нервы и резал слух. Но, тем не менее, я остался доволен тем, что мне довелось увидеть это необычное выступление вживую и, надеюсь, если придется вдруг посмотреть это еще раз, возможно, я смогу максимально настроиться и по достоинству оценить эту яркую восточную сказку.


( Отрывок из книги "Там, где сбываются мечты" )

Категория: Случаи из жизни. | Просмотров: 665 | Добавил: piligrim2013andrey | Теги: Кечак, Рамаяна, туризм, отпуск, фольклор, путешествие, Бали, Улавату, Индонезия | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar